О библиотекеБиблиотека
детям
Читателям Филиалы Информационные
ресурсы
Новости
и события
Методическая
копилка
Гостевая
книга
Краеведение Контакты
Токари
Токари Жанр издания: Серия "Записки краеведа"
Место издания: Каменец
Год издания: 2017

ОДНО ИЗ ДРЕВНЕЙШИХ СЁЛ КАМЕНЕТЧИНЫ

На Западе Каменетчины расположился ряд сёл. Земли в этих околицах были урожайными, а сёла людными. От века люди охотно здесь селились. Еще в XV веке много земель в тамошних местах было собственностью Великих князей Литовских, которые они со временем стали передавать представителям русской и литовской шляхты, имеющей заслуги перед государством и двором. Так было и с Токарями. В период своего расцвета село насчитывало триста домов и свыше тысячи жителей.

Теперь Токари известны, как родина первого президента Академии наук БССР Всеволода Игнатовского. А раньше село имело давнюю и богатую историю. Точной даты возникновения Токарей нет, есть лишь век – XV.

 1.    ПРЕДИСТОРИЯ 

 В первой половине пятнадцатого века князь литовский Казимир Ягеллончик начал щедро раздавать княжеские имения в землях Брестской и Каменецкой. Среди пожалованных имениями появился также некто Олехно, который вместе с братом Русилой (не от него ли пошло название села Русилы? – Г. М.) был совладельцем Волкович, расположенных в нескольких километрах на север от Высокого Литовского. Взамен за долю в Волковичах Олехно получил право владения частью Токарей. Его потомки от названия села получили фамилии Токаревские.

Олехно имел трех сыновей – Стецька, Майка и Васька. Двое последних родили четырех сынов: Ивашка, Лыча, Яцка, Зенка. Известны они тем, что последовательно защищали границы своих имений. Межевые споры существовали как с собственниками имений частных, так и княжеских. Дольше всего длился спор с пужичанами и Фёдором Вагановским. Речь шла о пуще Токарско-Пужицкой, на которую претендовало несколько собственников.

Первые претензии возникли среди жителей княжеских Пужиц (это то село, в котором была Спасо-Преображенская церковь постройки 1554 г. В период богоборчества в 60-е годы XX века полностью разрушена, села нет – Г. М.). В 1495 г. Токаревские обвинили пужичан в захвате бортей, пахотных земель и лугов. В это время Токаревским не давал покоя другой сосед – Михайло Вагановский и его сын Фёдор (владельцы имения Ваганово возле Высокого Литовского – Г. М.), которые будто бы начали присваивать  их земли, переставлять межевые знаки. Токаревские кроме того считали, что Вагановский не имеет права входа в пущу, пользования древесиной с ее восточной стороны. Спор длился несколько десятков лет и был разрешен высшим судом только в 1529 г. С этой целью собралась специальная комиссия во главе с княжеским маршалком Александром Ходкевичем.

 2.    КОМИССИЯ

 Комиссия сначала ознакомилась с доводами Токаревских и жителей Пужиц, которые обвиняли Фёдора Вагановского в бесправном захвате земель в пущах Токарской и Пужицкой. Чтобы комиссии подтвердить свои обвинения Вагановского, Токаревские пригласили достойных гостей конно проехать вдоль восточных пущанских границ. Много времени это не заняло, так как территория всей пущи имела около 15 квадратных километров, а восточная сторона лишь 3-4 километра. По дороге Токаревские показывали комиссии места, где находились уже несуществующие межевые знаки. Подъехали также к усадьбе, которую основал в пуще в половине XV века господин Мицута.

После ознакомления с аргументами Токаревских, члены комиссии вызвали Фёдора Вагановского, который представил комиссии более весомые. Сослался на привилей времен Казимира Ягеллончика касающийся Ваганова. Привилей давал право входа для Мицуты, который за свое имение отступил Михайлу Вагановскому. Комиссия признала это право действительным и при свидетелях: «Мы господина Фёдора в том знашли правого, і прысуділі іесмо іему в туіу пушчу з Ваганова і з Поніков віезд, і властност в тоу пушчу меті, как Токарем і пужычанам, так і пану Фёдору. Мііет господин Федор з тоіе пушчы к двору своіему Ваганову дерева на будованіе і дров браті, потому как і перед тым бірал, іх села своіего Поников, і з волі Пониковскоіе маіет, і спол своіх старых роспаши новыіе меті в пушчы, а одін одного не маіет заходіті. І  теж Токары і пужычаніе не маіут господину Федору забороняті в туіу пушчу віезду добровольного, і пот меті покі таіа пушча сполнаіа ідет, і в границах своіх маіет. А з тоіе пушчы господин Федор и Токары, і пужычаніе не маіут нікому дерева, а ні дров даваті одін без одного, і теж што сіа дотычет гауев и зарослеі токаревскіх людеі, і пужыцкіх около домов іх, і теж роспашены старых, в то господин Федор не маіет сіа уступоваті».

Постановление комиссаров утвердил Зыгмунт I в Вильне 28 июня 1529 г. Таким образом спор был закончен в самых высоких инстанциях. Токаревская пуща и дальше в согласии служила всем околичным жителям.

   3. ФРАГМЕНТ ЛИТОВСКОЙ МЕТРИКИ

 Жалоба Токаревских в литовской метрике записана так: «Стоіалі перед намі очевісто напервеі жаловал нам Токаревскі – господін Яцко, Лыч, а господин Івашко Маікіевіч, а Господин Зенко і з свімі сынмі всімі, і посполу з пужычанына господина Федора Міхайловіча тым обычаіем. Вступаіет сіа в пушчы нашу властнуіу отчизнуіу і дедічную, всылаіет гвалтом завжды дерева на будованіе, і древ бралі двору своіему Ваганову, і землі забрал, і пушчу і села звоіего Поніков розробіл, і воліа его на нашоу землі поселена. А предкі его в тоу пушчы нічого не мелі, ані в ніеіе сіа уступовалі, і мелі іесмо од ніх во впокеі. Леч землі отец іего почал забіраті, а нам з нім граніца іест, ніжлі он тыіе грані показаіл».

В свободном переводе жалоба Токаревских представала следующим образом. Прежде всего жалобу подали Токаревские – господин Яцко, Лыч, а также Ивашко Майкевич и господин Зенко со всеми своими сыновьями, и вместе с пужычанами, на господина Федора Михайловича. Вступает он в нашу пущу собственную отчинную и наследственную. Насильно посылает своих людей за деревом на строительство. И брали они дерево ко двору своему Ваганову, и земли забрал, и пущу, и села своего Поников разделал, и свободные люди на нашей земле поселены. А предки его в той пуще ничего не имели и в нее не вступали, а имели от них только спокойствие. Однако земли отец его начал забирать. А у нас с ним есть граница иная, нежели он те грани показывал.

 4. ОБЯЗАННОСТИ ШЛЯХТЫ

 Уже в те времена на Токаревских, а равно на других помещиков (земян) были возложены строго очерченные военные обязанности. Чем шляхта была богаче, тем больше конников она обязана была выставить в случае войны. От 1528 года выставлялся один конник от 3-4 домов зависимых от того или другого шляхтича. Это была норма. Токаревские не принадлежали к богачам и поэтому поставляли в брестскую хоругвь только по одному коннику (Зенко и Иван – Г.М.) Конными были, конечно, сами шляхтичи. В то же время их сосед, совладелец Токарей, Станислав Крупицки выставлял в 1567 г. аж семь конников. Владел он свыше двадцатью крепостными.

 5. ПЕРВАЯ ЦЕРКОВЬ

 Скорее всего уже в XV веке помещики Токаревские были строителями православной деревянной церкви во имя Св. Симеона Столпника. Привилей 1592 г., о наделении прихода землей, говорится о святыни в Токарях, как о стародавней. Тогда же господа Токаревские на вечные времена передали церкви одну волоку (21 га – Г. М.) и пять моргов (0,56 га – Г. М.), о локализации которых говорит исторический документ: “Першая реза (участок – Г. М.) моргов десет, где церков і поп седіт; в другом міестцу в садібіе с краіу пры стіеніе от Ківакі реза одна, моргов десет прутов (о,002 – Г. М.) шест; в третіем десет, прутов шест, в третіем міестцу на Ловынічах, с краіу от Божоіе Волі, в которой моргов піетнадцат”.

 6. УНИЯ И ОКАТОЛИЧИВАНИЕ

 На переломе шестнадцатого и семнадцатого столетия клир и прихожане церкви в Токарях перешли на унию, а вместе с ними также и господа Токаревские. Со временем стали переходить на католицизм. Таким образом во второй половине XVII столетия все русские шляхтичи властители Токарей, а равно и господа Токаревские приняли католическую веру, став поляками. Одними из них были господа Янковские герба “Ястжембиец”. Об их участии во владении землей в Токарях узнаем из документа, составленного в 1667 году в “уряде хродском біерестіеіском”. Станислав сын Кароля Янковски имел здесь тогда 5 дворов вотчинных и один закладной. Было то именьице малое, насчитывающее чуть более сорока гектаров земли. Большее имение Янковских находилось в гродненском повете, но оно после ноябрьского восстания 1830 г. было конфисковано царскими властями. В Токарях в то время хозяйничали двоюродные братья: Михал сын Кжиштофа и Винценты сын Петра Янковские. В 1820 г. им удалось получить правительственное подтверждение своего шляхетского происхождения и владения частью села Токари на протяжении около двухсот лет. В первой половине XVIII века удел в Токарях имела семья Влодков. Около половины того же века Юзэф и Антони Влодек продали свой токарский фольварк Ежему Матушевичу, отцу Марцина Матушевича, который является автором “Дневника каштеляна брестско-литовского”.

 7.  ВЛАДЕЛЬЦЫ ТОКАРЕЙ

 На начало XIX века свои уделы в Токарях имело свыше десяти представителей шляхты. Разница между их богатством была довольно значительная. Самые богатые имели у себя по 100 и более крепостных крестьян, самые бедные по нескольку. К последним принадлежали Токаревские.

Сохранились сведения о прихожанах токарской церкви 1843 года с указанием количества крепостных отдельных собственников села. Вот следующие цифры: Павел Залевски имел в Токарях 129 крепостных крестьян православного вероисповедания; Иозэфат Ленкевич – 37; Волковыцкие – 19; Станислав Залевски – 24; Фэликс Маньковски – 24; Игнацы Токарски – 15; Юзеф Токаревски – 7; Игнацы Гжэсьвицки – 11; казенных – 30. Всего в Токарях проживало 305 православных. Из-за отсутствия источников количество католиков указать не представляется возможным. К ним безусловно принадлежала шляхта и часть крестьян, среди которых были крепостные  земянина Янковского. Любопытно, что настоятелем в то время православного прихода в Токарях был о. Игнатий Залевский, возможно имевший родственные связи с богатыми владельцами села.

В результате родственных связей и имущественных трансакций многие из выше названных фамилий ушли в забытье. Так имение Ленкевичей отошло к Янковским, когда одна из дочерей, Юзефа, вышла замуж за Павла Янковского. Тогда же своё небольшое 60-гектарное имение продал Феликс Маньковски. Теперь уже нет в Токарях Токаревских. Дочки давних земян (помещиков) повыходили замуж к Залевским и Рудневским.

 8. ШЛЯХЕЧЧИНА И КОЗАЧЧИНА

 Токарские помещики традиционно занимали западную часть села, которую до нынешнего времени зовут Шляхта или Шляхетчина. Это здесь находится деревянный костел Воздвижения Креста Господня, построенный в 1935 году на месте старого, разобранного в 1867 г. в рамках репрессий, проводимых царской Россией после восстания 1863 года. Рядом с костелом находился чугунный памятник Болеслава Залевского с 1859 г., одного из владельцев села. Представитель этого рода в настоящее время является солтысом села Токари (польской части Токарей). На токарской Шляхте, кроме костела, наиболее примечательным строением является дом Янковских, окруженный старыми деревьями.

Дом Янковских в Токорях.png

    (Дом Янковских в Токарях в настоящее времяРис. В. Пиетрука)

И сегодня в нем живет Петр Янковский, в прямой линии потомок упоминаемого Станислава сына Кароля, который с королем Яном III Собеским на турок ходил под Ведень (Вену – Г. М.). Пан Петр обновил двор, старательно сохраняет и бережет богатые традиции своего рода, читает гербовники, пополняет генеалогическое древо, начинающееся с 1628 г. Любит свои Токари и может часами рассказывать о них.Его дед и отец в межвоенные годы были активными общественниками. Это благодаря им началась бруковка сельской улицы. Каждый хозяин обязан был привезти столько камня, чтобы можно было выбруковать часть улицы напротив своего дома. Когда улицу выложили камнем, отошла в небытие поговорка: « Кто хцэ дознаць Боскіей кары, ніех пшеіедзе пшэз Токары». Ко времени укладки камней трехкилометровая улица тонула в болоте, поэтому проезд через село ранней весной и осенью был настоящим мучением.

9.    ТОКАРСКИЙ МУХАВЕЦ

 Особенно непроезжими были околицы истока Мухавца, речушки, которая брала свое начало в самой середине села. Конечно, это не тот самый Мухавец, впадающий в Бресте в Западный Буг и насчитывающий 120 км. Токарский Мухавец имеет лишь несколько километров длины и , соединяясь с Котерой (Котиркой), в Волчине впадает в Пульву. Интересно, что третий Мухавец проплывает под церковным холмом в Семятычах.

Долина токарского Мухавца разделяет село не только географически, но и в культурном отношении. На восток от долины начинается часть Токарей, называемая Козаччина. Какую связь имеет это название с воинственными козаками, трудно сказать. Может быть это эхо рейда полковника Ждановича на Подляшье во время польско-козацкой войны? Но скорее всего это название появилось в отличие от Шляхеччины, так как большинство Козаччины было русскими православными людьми. Здесь же проживала и многочисленная семья Виховских, которые ранее носили также фамилию Суходольских. Наиболее известный представитель этого рода – Эугениуш Виховски, в настоящее время вуйт гмины (сельсовета – Г. М.) Мельник (в Польше – Г. М.), а самым старым является Александр Виховски 1920  г. р.

Перед первой мировой войной отец Александра девять лет служил в русской армии в Смоленске. Во время войны попал в немецкий плен. Несколько раз неудачно совершал побеги. Наконец удалось. Через Бельгию попал во Францию, в организовавшуюся там польскую армию Халлера. Таким образом в 1919 году вернулся в Токари, где пришлось увидеть только пепелище своего хозяйства. Почти все село было сожжено. Рядом проходила важная стратегическая дорога Семятычи - Высокое Литовское, поэтому бои здесь проходили ожесточенные. Спалены были и причтовые постройки (церковные – Г. М.) православного прихода.

                       10. СВЯЩЕННИК о. ИОАНН АНТИПОРОВИЧ

Вскоре после возвращения из беженства о. Иоанна Антипоровича перевели из Рясны в Свято-Михайловский Токарский приход, сильно разрушенный. Он был одним из трех священников (о. Иоанн Антипорович, о. Петр Елинецкий из Дмитрович, о. Адам Рожанович из Чемеров – Г. М.), которые сохранили и вели церковно-приходские летописи. О. Иоанн в Токарях нашел себе пристанище у Ядвиги Блоцкой. Но уже через год ему удалось построить священнический дом.

о. Иоанн Антипорович последний настоятель Токарского православного прихода.png

(Перед Токарским причтовым домом в межвоенный период: первый справа о. Иоанн Антипорович, последний настоятель не поделенного Токарского православного прихода)

Приходская церковь Св. Михаила, возведенная на месте упоминаемой старинной Св. Симеона Столпника в 1816 г., по сути была деревянной церковью, перевезенной из села Дубины возле Гайновки. После беженства находилась в плачевном состоянии. Так же выглядела и церковь на святом месте Котирка. Еще хуже выглядела приписная церковь в урочище Пауки, давних Пужыцах. Здесь пол оказался сорванным, отсутствовал престол и жертвенник. К тому же группа враждебных католиков обратилась к воеводе Полесскому Чеславу Костэк-Бернацкому с требованием передать им церковь Всех скорбящих Радосте, построенную православным приходом в 1912 году. 

Токарская Свято-Михайловская церковь.png

Однако, благодаря настойчивости и твердости о. Иоанна Антипоровича этот иск был отклонен. Общее состояние Свято-Михайловской церкви настоятель охарактеризовал в церковно-приходской летописи следующими словами: “ Во всех храмах были кучи обрезков и опорков от облачений. Св. Плащаницы, напрестольных евангелий нигде не было. Все храмы были без колоколов. Везде запустение, ужас.” 

Медленно материальная ситуация в различных сферах жизни стабилизировалась. Хорошая земля начала давать хорошие урожаи. Люди снова стали выезжать на торговлю в Высокое Литовское. Кроме еженедельных торговых четвергов, 20 числа каждого месяца проходили большие ярмарки. Тогда в Высокое Литовское съезжались купцы и Каменца Литовского, Бреста Литовского, Брянска и других мест.

(Токарская Свято-Михайловская церковь в межвоенный период)

  • Токарские дети посещали пятиклассную школу, которая вначале размещалась в частных домах. Перед второй мировой войной началось строительство деревянной школы с обширными классными комнатами и широкими коридорами. Строительство заканчивалось в 1939-1940 гг. уже при советской власти. Школа стала семилеткой.

                         11. НОВАЯ ВЛАСТЬ И ЕЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

 Конец сентября 1939 года ознаменовался приходом Красной Армии. Наступили неспокойные времена. Неподалеку в урочище Котирка расположилась дивизия советских линейных войск и инженерный батальон. НКВД стало составлять списки для вывоза нежелательного элемента, враждебного к новой власти, для вывоза в Сибирь. В списке оказались также и Янковские. Выехали далеко на восток последним транспортом репрессированных 20 июня 1941 года. Попали в лесорубный ГУЛАГ в Кузнецовке, Томского района Новосибирской области. Удалось им вернуться домой лишь в 1946 г.

                              12. ЗАСТУПНИЧЕСТВО КСЕНДЗА

 Первые дни немецкой оккупации для жителей Токарей могли стать роковыми. Александр Виховски вспоминает происшествие, связанное с отставшим от своих красноармейцем, который после отступления его части, открыл стрельбу из укрытия по фашистам. После неудачных попыток схватить красноармейца, гитлеровцы взяли в заложники всех токарских мужчин в возрасте от 17 до 65 лет и загнали в две стодолы (сараи – Г. М.), угрожая сожжением. Возможно угроза и была бы выполнена, если бы не заступничество местного католического ксендза. Как и в июне 1941 г. аналогичный случай повторился в конце июля 1944 г. накануне вступления на эту территорию советской армии. В соседнем селе Виляново (теперь в Польше), немцы схватили сорок пять мужчин.

 13. ЗАЛОЖНИКИ

 Всех их, в том числе и солтыса, погнали под конвоем в Токари, где во время попытки совершить побег, трое крестьян были застрелены. Это послужило гитлеровцам предтекстом для обвинения всех задержанных в связях с партизанами. Судьба виляновцев казалась быть решенной, но к счастью заложников один из немецких офицеров приказал загнать их в приходскую церковь. Вот как это происшествие описал его участник Сергей Стрельчук, который имел тогда 28 лет:

“Зайшлі в Токары, подогналі в той кунэць вескі. Там пэрэд цэрквою річэчка пэрэбігае чэрэз дорогу, на ліво – сажовка выкопана. Подышлі туды – давай втікаты, а хто на ліво – трох забітых було, а рэшту німець задэржав. Хто з роду нэ жэгнавсе, попадалі на коліна. Погналі всіех, а нас трох оставілі трупы тёгаты. Позасыпалі так з бульшого, догналі нас до шосы, а хлопці стоят. Німці з Высокого валят, окопалісе коло цэрквы. Нас узналі яко партызаны. А солтыс, што німэцьку мову знав, тлумачіт, што не. Прыходыт німэць старшы і кажэ – до цэрквы. Як нас потрымалі в цэркві тры дніе, нэ йвшы, ны пывшы… На чэтвэрты дэнь прышлі одчыняют цэркву, а мы стоімо в прытворы. Допытувалі, хто быв в партызантці. А у мэнэ вдома пэрэд фронтом быв штаб німэцькі, радыестанцыя. І одін німэць познав і одпустыв нас старшых додому.”

 14. ОТРЯД «ГРОМА»

 Наконец пришло долго ожидаемое освобождение. После ночного артиллерийского обстрела, после обеда 28 июля 1944 г. немцы полностью оставили село. На следующий день утром в Токари вступил отряд «Грома» из Армии Крайовой (Станислав Трэндовски) в количестве 200 бойцов, сотрудничавший с Советской Армией. Вскоре появились и подразделения Советской Армии. Аковцам было предложено совершить марш в Гайновку и там разоружиться. Однако они вернулись в Токари, откуда после переправы через Западный Буг, направились к Варшаве. Но под Отвоцком их задержали части НКВД и разоружили.

Несмотря на освобождение в Токарях не наступил мир. Судьба села и ее жителей стала еще более ненадежной, нежели во время оккупации.

Уже после окончания войны в августе 1945 г. была установлена первая граница согласно линии Керзона. В результате Токари остались на польской территории. В селе разместился один из 18 этапных пунктов Государственного репатриа-учреждения на территории Белостоцкого воеводства. Сюда прибывали переселенцы из-за восточной границы, чтобы получить направление на поселение на землях одзысканых (возвращенных – Г. М.). Православных токарцев усиленно уговаривали на переселение в Советский Союз. Хорошо зная тамошние порядки мало кто согласился на переезд. В этот момент в акцию «усьвядамиаёнцу» (разъяснительную) включились националистически настроенные группы польского подполья. На безвинных жителях Токарей был выполнен морд (мордэрство-убийство – Г. М.). Гибнут четыре человека: Алексей Андреюк, Сидор Бондарук, Василий Томчук, Захар Кобейда. Напуганное убийством православное население начинает оставлять село. Обратимся к свидетельству того периода. О. Иоанн Антипорович записал в церковно-приходской летописи в 1945 г.: «В приходе и окрестностях участились нападения бандитов с грабежами и убийствами мирного православного населения. Многим накладывали «контрибуции» и предлагали немедленно выехать за границу, т. е. в Россию. После убийства четырех жителей с. Токари половина православного населения выехала».

                               15. НОВЫЙ ПЕРЕДЕЛ ГРАНИЦЫ

Люба Каминьска.png

В 1946 г. случилось, однако, то, чего никто раньше не мог предвидеть. На основании новых политических соглашений, наступила делимитация границы, которая на этот раз поделила село Токари на две части. С начала июня 1946 г. начала работу польско-советская делимитационная комиссия. Польские власти считали, что Токари с хозяйственной точки зрения должны остаться на польской стороне. Бельский повятовый староста писал воеводе в сентябре 1946 г.: «Считаю, что с точки зрения хозяйственной и коммуникационной гмины Клюковичи, село Токари необходимо оставить на польской стороне, тем более, искусственная граница, делящая село на две части, ничем не обоснована. В результате установления границы к БССР отошло 16 местностей Бельского повята. Приостановление работы делимитационной комиссии создает беспокойство среди населения повята».К сожалению, ни местным властям, ни тем более местному населению не удалось убедить высшие власти в абсурдности переполовинивания села.

(Люба Каминьска живет в 200-х метрах от границы с Беларусью)

В начале 1947 г. в село прибыли ВОП-исты (войско охраны пограничья – Г. М.), которые находились здесь семь лет. Раздел села стался фактом. Правда, функционирующие в Токарях приходы – православный и католический, окормляли верующих по обе стороны границы, но взаимное контактирование стало затруднительным. Последняя Литургия для всех православных жителей села служилась в Свято-Михайловской церкви (служил о. Леонид Чистовский – Г. М.) 23 мая 1948 г. После этого настоятель переехал на польскую часть села и начал служить в приписной церкви на святом месте Котирка.

Александр Виховски.png

Александр Виховски вспоминает, что дома на советской стороне границы стояли еще год. Весной 1949 г. начали их разбирать и переносить за восьмисотметровую охранную зону. Перестала существовать часть села – Козаччина. Осталась только Пуодцерковщина с приходской церковью, находящейся в восточной части села. Неподалеку появилось новое село Токари, которое вместе с Мачулищами, Заречьем, Залесьем и Вулькой создают нынешний православный приход в Токарях восточных. Его настоятель – о. Стефан Богуцкий живет в деревянном доме в родных Мачулищах. Этот человек высокого духа, простой, как сама Свято-Михайловская церковь. Небольшая святыня покрашена в зеленый цвет.На церковной браме была установлена Д. Дощиком и В. Ефимовичем простая памятная доска, информирующая, что в Токарях родился Всеволод Игнатовский (1881 – 1931), один из основателей и первый президент Академии наук БССР, народный комиссар (министр – Г. М.) образования Белоруссии. Теперь, во время Игнатовских чтений установлена новая памятная доска, посажены деревья, а библиотека в Каменце названа его именем.

 (Александр Виховски) 

Отец Всеволода Игнатовского Макарий несколько лет был учителем народной школы, здесь, в Токарях, с 1891 г. служил псаломщиком церкви в Дубинах, через десять лет был настоятелем церкви в Бытене. Сам Всеволод окончил духовную семинарию в Могилеве и университет в Петербурге. Был известным политиком. Опубликовал фундаментальный учебник по истории Беларуси – «Кароткі нарыс гісторыі Беларусі».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В настоящее время, равно часть польская, как и белорусская имеют большие шансы хозяйственного оживления и развития, в связи с планируемым открытием дорожного погранперехода. Пока это только декларативные слова децидентов (принимающих решения – Г. М.). Если это произойдет, то село наверняка выиграет. Снова соединятся судьбы разделенных семей, переполовиненных приходов. Жаль только, что тишину на Котирке порушит гул моторов. Что ж, когда сто лет тому назад возводилась здесь церковь, проходившая дорога тоже выглядела оживленной, имея стратегическое значение.

 Источники:

1.    Литовская метрика

2.    Фионик, Д. З дзиеіов виелькией вси Токары. Бельск, 2005.

3.    Церковно-приходская летопись Токарской церкви.

4.    Свидетельские показания.

 Январь, 2006 г.                          Георгий Мусевич

г. Каменец

 Примечание: Орфография и стиль написания  текста автора    

                       сохранены.   

                        Краткие сведения о д. Токари из других работархива Г. С. Мусевича

v    Особым почитанием пользуется Токарская икона «Всех скорбящих Радосте». В 1852 г. в день Св. Троицы крестьянке Евфросинии Иващук явилась Божия Матерь в урочище «Котирка», что в Токарском приходе. На том месте поставили Крест, но затем Крест перенесли на кладбище. После этого в том же месте забил источник целительной воды. Многочисленные больные чудесным образом возвращали себе здоровье. В урочище «Котирка» в 1909 г. в третий день Св. Троицы был заложен угловой камень деревянной церкви. В 1912 г. церковь иконы Матери Божей Всех скорбящих Радосте освящена архимандритом Яблочинского монастыря Серафимом. Церковь стала приписной к Токарской Свято-Михайловской церкви. Икона «Всех скорбящих Радосте» помещена в киоте по правой стороне храма, написана на кипарисной доске. Фон позолочен. Матерь Божия представлена в рост, окруженная больными, терпящими, над которыми распростирает омофор. Ангелы опекают больных и терпящих. В верхней части иконы Иисус Христос на облаке.

         После войны граница разделила Токари. Святое место «Котирка» с церковью иконы Божией Матери Всех скорбящих Радосте оказалась в Польше, церковь Свято-Михайловская в Беларуси.

 v    Игнатовский Всеволод (1881 – 1931) родился в Токарях нынешнего Каменецкого района в семье учителя, позже священника. Окончил Юрьевский (Дерптский) университет. Преподавал в Минском учительском институте историю. Нарком сельского хозяйства БССР, нарком образования, профессор БГУ. Автор 30 книг и статей по истории Беларуси. Первый президент Академии наук БССР. Писал по-белорусски.

 v    Сведения о количестве учащихся в народном училище д. Токари: в 1893 г. – 95; 1900 – 103; 1905 – 80.

         В 1920-1939 гг. в д. Токари была польская школа (4 класса).

 v Документальные сведения о Спасо-Преображенской церкви в Пужицах

Церковь деревянная давняя, построенная в 1554 г. Несколько раз ремонтировалась, последний раз в 1923 г. Расположена между селами  Заречье и Залесье возле гребли от села Заречье. Место, где стояла церковь, называется «Пужицы». Предположительно в давние времена здесь находился фольварк, принадлежащий владельцам Волчинского графства (Солтаны, Слушки, Сапеги, Понятовские, Чарторыйские). Церковь приписная к приходской Архангело-Михайловской Токарской, была построена Иваном Александровичем Солтаном, как православная.

В некоторых документах место, где стоит церковь называется «Пауки». В наше время так называется озеро неподалеку. Местонахождение церкви в послевоенное время определяется: «При селе Залесье». Это не значит, что она расположена в селе Залесье. Это всего лишь привязка.

С 1596 г. и до 1839 г. храм униатский. В 1839 г. возвращен в лоно Православной церкви.

До 1915 г., до отъезда в беженство вглубь России были постоянные священник и псаломщик. Сведения о церкви до первой мировой войны крайне скудные.

Возвратясь из беженства люди увидели церковь в запущенном состоянии. Не было священника и псаломщика. Лишь в 1922 г. из Рясны в Токари перемещается священник о. Иоанн Антипорович. Он и стал окормлять прихожан Пужицкой церкви.

Миряне сел Заречье, Залесье, Мачулище обращаются с прошением к Его Преосвященству епископу Полесскому и Пинскому Преосвященнейшему Александру в 1924 г. В прошении жители этих сел на 39 листах просят владыку открыть в Пужицах приход, отмечая, что приходской священник из Токарей приезжает всего лишь один раз в год и сообщая, что они упросили священника из с. Борщево о. Константина Соботовича перейти в Пужицы. Из епархии пришел отрицательный ответ мотивированный тем, что согласно «Временным правилам» (п.4) приход может быть открыт при наличии не менее 3000 прихожан, а в этих селах всего лишь 903 человека. Переписка с епархией продолжалась до 1928 г. Но еще в 1936 г. обнаружено письмо с той же просьбой – открыть приход.

              Тем временем в канцелярии епархии возник проект «Закрыть приход в Токарях и присоединить его к Телятичам, а Пужицы к Крынкам». Тут уж поднялись прихожане Токарей, которые в своем письме к епископу Александру писали: «Не допустите, Владыко, развала прихода. За оставление прихода говорит следующее: 1. Церковь при шоссе; 2. Имеется святыня, привлекающая богомольцев из Гродненской и Варшавско-Холмской епархий к целительному источнику, при котором в 1912 г. на добровольные пожертвования построена церковь Пресвятой Богородицы Всех скорбящих Радосте. В народе это место называется «Святое место». На этот раз пришел положительный ответ. Токарский приход был сохранен.

 v   До 1939 г. в д. Токари была библиотека. Заведующий Можейко Ипполит. Год основания 1931, насчитывала 51 экз. Дальнейшая судьба неизвестна.

 v   Сведения об участниках ОСП (Охотнича страж пожарна= Добровольная пожарная стража):

д. Токари (гм. Высокое) - Можейко Иполит, учитель, член ОСП.

 v   Токарская Свято-Михайловская церковь

         Свято-Михайловская церковь деревянная в селе Токари, в части его Козаччина, упоминается в 1592 г., как давняя. Пришла в ветхость. На ее фундаментах токарскими помещиками поставлена деревянная же церковь Свято-Михайловская в 1816 г., перевезенная из села Дубины нынешнего Гайновского повета. В богоборческие времена церковь не закрывалась.

 v   Маньковские – владельцы имений в Ходосах Дольных и Токарях.

 v   Наличие земельных наделов в церковных приходах в границах нынешнего Каменецкого района:

       Токарский приход: конец 19 века – 73 дес., из них пахотной песчаной земли 63,5 дес.; сенокосной 9,5 дес.; 1924-1930 гг. – 73 дес. Земля сдается на «третьяк». Годовой доход от земли 250 злотых.

 v    Антипорович Владимир, род. в д. Токари. Закончил Брестскую русскую гимназию П. Левицкого.

 v    Когда устанавливалась граница (1946 г.)

Обозначение границы было проведено с опущением элементарных хозяйственных основ. Граница проходит разделяя не только большинство обработанных земель от поселений отдельных сёл (например, Токари, Бобрувка, Опаки Малая и Большая и т.д.), но и разделяя поселения.

 v    Первые упоминания селений моей Каменетчины:

Токари – 2-я пол. XV в. ( ист. «З дзеюв повяту Бжэскиего»)

 v    О. Иоанн Антипорович, священник Токарской Михайловской церкви, который вел и сохранил церковно-приходскую летопись.

 v    В 1802 году минеролог Василий Михайлович Севергин, академик Российской Академии Наук путешествую из Санкт-Петербурга в Пруссию проезжал через Токари.

 v    Священники, служившие в приходах Каменетчины:

Прот. Иоанн Антипорович – Рясна, Токари – 1877-1959 гг.

Награды: орден Станислава 3-ей степени с бантами (1911); Светло-бронзовая медаль в память 300-летия Дома Романовых; Светло-Бронзовая медаль за мобилизацию 1914 года.

 v    Места упокоения – кладбища в Каменецком районе:

Токари – Огородникский сельский Совет.

 v Святая криница

За Токарями есть урочище, называемое «Котирка». С давних времен здесь были сенокосные угодья жителей села Заречье.

В 1852 г. на Тройцу благочестивой прихожанке Свято-Михайловской церкви Евфросинии Иващук явилась Божия Матерь. Вскоре к месту явления начались многочисленные паломничества. Многие исцелялись от различных болезней.

Однако церковные иерархи посчитали, что Евфросиния Иващук распространяет «забабоны» и запретили всеобщие моления на «Котирке». Когда по требованию церковных властей нужно было перенести крест, который там стоял на кладбище, из места, где стоял крест, из земли пробился целительный источник, который в народе назвали «криница».

Только в 1906 г. был разрешен первый Крестный ход из Токарской Свято-Михайловской церкви на «Котирку».

По повелению Богоматери в 1912 году был освящен храм православный во имя иконы «Всех скорбящих Радосте». В межвоенный период сюда прибывали толпы паломников из Варшавско-Люблинской и Гродненской епархий. Люди несли с собой множество крестов.

Теперь исполняется народное предсказание. Одно время слава «Котирки» приутихнет, люди призабудут о святом месте. Уменшится поток паломников. Однако пройдет некоторое время и прибудет в те стороны богобоязненный монах, отыщет в болотистом лесу заброшенный храм, поднимет его из руин и начнет там служить. Место снова прославится и слава его будет продолжаться во веки веков…

Этому не будет мешать даже граница, которая разделила «Святую криницу» от Токарской Свято-Михаловской приходской церкви.

«Святая криница» «Котирка» находится и является звеном в кольце святых мест Подляшья и Каменетчины – «Святая криница» «Котирка» - «Грабарка», - «Грушка» - «Старый Корнин» - «Крыночка».

По материалам Дорофея Фионика, Бельского краеведа (1991) и Каменецкого благочинного о. Владимира Корнелюка (1996). Обработал житель Каменца, краевед Георгий Мусевич в 1998 г.

   Источники:

 1.    Мусевич, Г. Рассказы из жизни – о жизни. Легенды моей Каменетчины [Папка]: сборник 1,1. Каменец, 1991-2012.

 2.    Мусевич, Г. Рассказы из жизни – о жизни. Легенды моей Каменетчины [Папка]: сборник 1,2. Каменец, 1991-2012.

 

 

 

 

      


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 



Назад в раздел
© 2011. Каменецкая центральная районная библиотека им.В.М. Игнатовского
Мы на ютубе